• постельная диета

     

    В состав продукта входит: флирт с виртуальным другом Тиабалдо, секс в ванной под ледяными струями хлорированной воды, сломанный нос, синяк на копчике, выяснение отношений в сортире, жалобные крики организирующих кроликов, сцена любовницы и любовника на глазах у жены, соль и сахар по вкусу.

    Приготовление: перемешивать (деревянной лопаточкой дабы не повредить тефалевое покрытие) на медленном огне. Минут 15, думаю, достаточно. Потом, выпить залпом не жуя.

    Откуда я все это знаю? Очень просто. это мой рецепт. Рецепт моей жизни. И открою секрет, никто не сможет приготовить оное блюдо лучше меня – я знаю секретный ингредиент…любовь

    (2)

    Циничная любовь – лучшая любовь для этого века. Она самая чистая и самая честная. Когда говоришь, что любишь – вы оба знаете, что это всего-навсего слова. Вы не устраиваете сцен, когда застаете друг друга в постели с инородным телом мужского или женского пола. Вы – циники. Вы – идеальная пара. Вам все завидуют и вас все жалеют. Вас ненавидят и вас желают. Вы – сам порок. Вы – две циничные половинки одного целого.

    (3)

    Сегодня я был деликатесом в ее огромном пустом холодильнике. Меня было мало и я был дорогой. Она не хотела меня есть – жалко было, но я уже начинал потихонечку гнить, с левого бока, да и кроме меня больше никого не было, если не считать пакета майонеза. Он совсем обнаглел: развалился в непристойной позе на верхней полке и истекал содержимым себя – белой субстанцией.

    Она съела меня, переварила и к вечеру я был уже дома. Принял душ…

    (4)

    Женщин в моей жизни было много. Не спрашивайте сколько. Я не помню…ни лиц, ни имен – н и ч н е г о. «всунул – вынул и побег» - это про меня. Да, я такой, и никто еще на это не жаловался – ни одна потаскушка, ни одна девственница, ни одна женщина…

    Я писатель. Бедный, но всегда с деньгами, деньками тех, с кем сплю. Я бедный писатель не блистающий талантом. Я шлюха.

    - алло. Добрый вечер сладкая! Как твои дела? Трахнемся сегодня вечером? Я свободен. Не пишу свой гнилой роман, бросил… не думаю, что он принесет мне славу или хотя бы деньги…

    -привет, мальчик мой. Не вздумай бросать роман – ты станешь известным и богатым! Я верю в тебя, слышишь - верю! Только не впадай в депрессию… сегодня у меня работа до поздна, но ради тебя я пошлю ее к черту! Жди…

    Женщины…все они думают, что писатели, это загадочные персонажи с маниакально-депрессивным синдромом в вялотекущей форме, недельной щетиной и длинными, сальными волосами. Это их привлекает, манит. Такие личности для них, как пауки с их паутинами для мух… и ради этих пауков женщины бросают мужей, детей, свою жизнь. они готовы ехать на край света за таким во обалдуем… нет, не за ним родимым, а за идеей. За свободой. Запах свободы вперемешку с перегаром – манит домохозяек, которые втайне от мужа и детей курят в туалете и блюют от бесконечных домашних дел…

    Я… я не такой. Нет, совсем не такой. У меня не длинные волосы, и аромат перегара мне чужд. Вот если только свобода и большой член притягивают ко мне самок… скромностью меня мать обделила, за что я ей премного благодарен. Она была хорошей женщиной. В годы прыщавой юности она преподавала мне науку любви и анатомию женского тела. Я был хорошим учеником. Кончал с золотой медалью.

    (1)

    -Вы скажите – это бред… ведь скажите же когда-нибудь… ну

    почему молчите? Скажите, всего два слова. Это сложно? – я уже начинала раздражаться и орать на него. Почему, почему он не может сказать «это бред». я же не заставляю его стихи читать! Жалкий, несчастный писатель… глупый мужчинка… сидит, связанный по рукам и ногам. Улыбка до ушей: два ровных разреза, почти что от уха до уха. Кости помешали сделать из него идеального клоуна. Да, он не писатель, он клоун. Все люди, у которых член болтается между ног – клоуны. Природа… у нее черное чувство юмора.

    (4)

    Итак, детка, сегодня меня ждет романтический вечер. Все за твой счет, дорогуша. Ты притащишь новые свечи, благо канделябры есть и тебе не надо покупать и их. Ты закажешь ужин, в самом шикарном ресторане и нам привезут его на дом. Щедрые чаевые. Бутылка вина, ведь ты знаешь толк в вине, твой отец был виноделом. Виноградники…тебя зачали под раскидистыми щупальцами белого винограда. Ты, красивая женщина. Ты, красивая женщина у которой есть деньги. Ты, красивая женщина, у которой много денег и нет детей, а значит, деньги не на кого тратить. Я буду твоим ребенком. Трать их на меня.

    Даже если в этом не будет надобности. Ты одинока. Ты будешь тратить их на меня от скуки.

    Ты предсказуема, как основная масса женщин. сколько раз мы виделись? Два. Три. но я уже знаю о тебе все. Нет, я не наводил справок, как бешеный фанатик, и не следил за тобой, просто ты предсказуема. Слишком, чересчур, слишком.

    Я люблю таких женщин как ты. Как правило, не больше месяца. Ну, солнышко мое, пойми, с вами с к у ч н о.

    Ты придешь ко мне сегодня вечером. Театральные манеры. Как помешавшаяся мамаша перед своим сыночком «сейчас, сейчас, маленький. Ты заждался свою мамашу? Посмотри, что у меня есть: покушай, а потом, на десерт, я подарю тебе оргазм. Если будешь хорошим мальчиком, даже не один…»

    (1)

    -Ненавижу воду из под крана по утрам. Ненавижу чистить зубы с зубной пастой. Ненавижу шум волн за окном. Не переношу радугу. Ненавижу, когда вы, охреневшие и пьяные, тычете в мой рот свой член. Ненавижу запах моря и тебя! Тебя, сука, ненавижу! Слышишь или нет, а? Я спросила, ты слышишь меня, мудак? Отвечай! – меня уже давно бесила эта ситуация. Я потеряла к ней всякий интерес. Я как – то потеряла все… Совсем все. И мне стало очень грустно. Но эта грусть была больная и совсем не такая, какой бывает грусть. Я ударила его между ног острой шпилькой и пошла на кухню… достала из холодильника бутылку шампанского, выстрелила пробкой и сделала первый глоток из горла. Потом достала фужер, сдула пыль с левого бока. Достала из одного чулка сигареты и закурила. Стряхивая пепел прямо на пол, думала о том, что вечер безнадежно испорчен. Этот клоун испортил мне вечер. Убить бы его за это, но, тогда будет еще скучнее и настроение окончательно испортится. Я знаю. Точно знаю. Когда убиваешь человека, испортившего тебе настроение.

    Нельзя убивать в плохом настроении. Просто нельзя и все. У каждого человека есть принципы. У меня их немного. Этот, пожалуй, второй.

    Я люблю. Я ничего не делаю, если не люблю человека. И сейчас я влюблена. Безумно. И я не жалею. Ни о чем. Да, его я тоже убила, но это было красиво. Очень. Это убийство было не привычной мне мясорубкой. Хватит крови. Я убила в нем его. Стержень. В каждом из нас есть стержень. Его стержень я просто раскрошила. И он умер. Практически у меня на руках. Да, мне его не хватает. Он был самым лучшим клоуном. У него был дар. Я убила его вместе с его даром. Это было самое красивое мое убийство. Больше у меня так не получается…может быть поэтому Сантьяго еще жив.

    Скрип ключей. Откуда у Марии ключи. Ну ладно, смелый шаг… вот, бутылка… шампанское?!

    - будь добр, положи в морозильную камеру. – что-то как-то не так все… как будто меня поместили в реальность, где все по принципу «обратить цвета»

    ………………………………………………

    Цвета обращены. Готов к смерти. Так странно все это.

    ну вот и настал долгожданный день сурка. Сегодня она опять полезет в холодильник и съест меня. Есть еще минут пять. Потом чистить зубы и в холодильник.

    Недовязанный свитер цвета индиго. Петли выцвели на солнце. Бледно-голубая пародия на то, что могло бы быть…

    II часть

    и снова. чистый лист. все началось с латте а закончилост остатками теплого пива жигулевское и солеными кольцами кальмаров. слишком долго. слишком не удобно. слишком быстро. слишком мокротно-салено. через-чур с корицей.

    и всем было удобно. удобно спать. удобно есть. удобно показывать. удобно прятать. удобно любить. но удобно ли было жить?

    итак, Сантьяго убит. краски его потускли со временем. осталась замызганная жирными пальцами фотография.

    запах крови. да, вы правы. он мне понравился. он меня опьянил. он меня многому научил. но многое и скрыл.

    нет, слишком нудно. слишком однообразно.

    И я отправилась дальше. пустая аналогия с сериалом. мне нравяться сериалы. я женщина. мне нравятся мужчины. я женщина.

    я нашла его очень далеко от предыдущей точки отсчета. я нашла его за пределами и очень быстро. он лежал на блюдечке с голубой каемочкой. такой беззащитный. ему было холодно. попка его, еще такая нежная, покрытая тонкой пленочкой кожи, покраснела от холода. я взяла его на руки и начала дышать на попочку, чтобы согреть. и надышала оргазм. первый в жизни мальчика. такой хиленький, похожий на последние капли в пакете майонеза. я сразу поняла, что мальчику будет трудно. майонез хорош, когда он свеж и пакет полон.

    безликим персонажем я растила этого мальчика. мне было жалко тратить на него свои краски. на двоих мало. на одного в самый раз?

    когда тебе плюют в лицо правдой это нормально? мне понравилось. это нормально?

    Конечно же да. В каждом из нас сидит мазохист, а может быть и садист. Это не важно. Он сидит и все. Стараясь не замечать его мы только еще больше обнаруживаем его перед другими людьми.

    Находясь на грани срыва я кормила этого мальчика словами. Он пихал мне в рот молчание и свой член. Это продолжалось очень долго. У нас не было ни одного повода. Ни к чему. Без поводов можно прожить хоть до самой смерти. Так спокойней. Без оргазма жить сложнее. проблемы не начинались. Создавать их из ничего тоже не получалось. Мальчик был настолько тих, что оказался умным. Я была настолько громкой, что оказалась голой.

    Ну, это предыстория.

    Мальчика звали Костя. Знакомство наше было залито алкоголем. Мы часто подскальзывались и падали. Из этого вывод - у нас ничего не получилось при встрече. И во второй раз тоже. Казалось, что он пьет не ртом, а членом, потому что тот всегда вяло болтался между волосатых лодыжек. Его член был либо пьян, либо у него было похмелье. Жалкое зрелище. Но оно то меня и привлекло.

    До поры до времени было действительно забавно поднимать Это руками и губами. Потом начались измены. Его пьяная ухмылка меня достала.

    Я слышу звонок в дверь и открываю глаза. Где я? Жуткое похмелье. Я начинаю вспоминать. Последнее место, где я был - девушка - наверное, я у нее. Еще один звонок. "Не открывай. Не открывай. Вертелось у меня в голове". Через 40 минут звонки прекратились. Я осмелился встать. Она на кухне варила кофе.

    -Привет. Хочешь кофе? - Короткий кивок головы. Кофе оказался вкусным. Я дал ей номер телефона. Мы распрощались на остановке. Я думал - навсегда. Я думал - она не позвонит. Она позвонила.

    В какой-то мере, я чувствовал себя героем - друзья наперебой спрашивали меня, как же эта девушка могла мне поверить? Я только улыбался и молчал. Я и сам ничего толком не понимал.

    При следующей встрече я, наконец, рассмотрел эту сумасшедшую. Рассмотрел и решил, что намерения у меня самые серьезные. Вот только одного я не учел - у нее намерения были другие. Если они вообще были.

    На самом деле я не совсем такая. Я женщина. Я люблю мечтать и умею любить. Только никто этого не ценит. А я считаю любовь бесценной. Это не выгодная сделка - дарить свою любовь. Так я к тридцати годам обанкрочусь. Я ношу свою любовь в бездонных сумках, перекладывая ее из одной в другую. В футляре, чтобы не истрепалась. Иногда я достаю ее, любуюсь ее красками. Она цвета очень глубокого индиго, по краям золотистая. Она переливается, светится. Любовь - весь мой капитал, который никто не в силах у меня отобрать. Я ношу ее в сумке и она приятной тяжестью отягощает мое правое плечо. Оно ниже левого. Даже ребра уже сместились от этой ноши, но выложить ее я не смею. Я боюсь ее потерять или оставить где-нибудь.

    © Copyright: Елена Фонарь. 2007

    Свидетельство о публикации №207101600462

     



  • На главную